Служение священномученика Дамиана (Воскресенского) во Владимирской епархии в 1925-1926 гг.

Косик Ольга Владимировна, старший научный сотрудник ПСТГУ, канд. филол. наук. Доклад на епархиальных чтениях 18 октября 2019 г. в Успенском женском монастыре г. Александрова.

Хиротония еп. Дамиана: (слева направо) еп. Дамиан (Воскресенский), еп. Митрофан (Загорский), митр. Сергий (Страгородский), еп. Евгений (Мерцалов), еп. Павел (Борисовский). 13.05.1918 г. Владимир

В архиве Синодальной библиотеки в Москве хранятся два уникальных документа, раскрывающих события церковной жизни в Переславском викариатстве Владимирской епархии. Это «Отчет епископа Переславского Дамиана (Воскресенского) митрополиту Петру (Полянскому) о положении дел во Переславском викариатстве  Владимирской епархии в 1925 году» от 20 июля 1926 г. и письмо епископа Афанасия Ковровского (Сахарова) епископу Переславскому Дамиану (Воскресенскому) от 28 марта 1926 г.

Документы были переданы в Синодальный архив епископом Михаилом (Воскресенским), сыном архиепископа Дамиана. Если первый документ был, скорее всего, не отослан, в связи с арестом митрополита Петра (Полянского), то второй очевидно поступил к владыке Дамиану от епископа Афанасия (Сахарова). Эти документы проливают свет на события в Переславском викариатсве в 1925–1926 гг.

Священномученик Дамиан (Воскресенский) был хиротонисан в июле 1918 г. во епископа Переславского, викария Владимирской епархии. Он был первым архиереем, хиротонисанным по благословению Святейшего Патриарха Тихона. Священномученик протоиерей Евгений Елховский[1] вспоминал: «Назначением сюда епископа Дамиана Переславль был очень счастлив. За его приветливый взгляд, правдивую, добрую и неустрашимую душу, обходительность доступность и ласковость, умение служить и прововедовать слово – и станом своим он был представительный – его скоро здесь полюбили» [2].

В феврале 1923 г. Владыка Дамиан был арестован и 23 февраля 1923 г. Комиссией НКВД по административным высылкам приговорен к двум годам ссылки, которую отбывал в пос. Теджен (ныне город в Туркмении) недалеко от персидской границы. В 1925 г. после отбытия срока Владыка вернулся в Переславль-Залесский.

Прибыл Владыка на шестой неделе Великого поста. Получив из газет и достоверных свидетелей уведомление о кончине св. патриарха Тихона, в день его погребения Владыка в сослужении 12 пресвитеров в кафедральном соборе совершил панихиду о почившем патриархе, а до 40 дней имя Святейшего Париарха возносилось за литургией всех храмов уездов на заупокойной ектении. «Только в канун преполовения, вызванный  в учреждение, которое заботится и о церковной жизни – я выслушал, что это поминовение рассматривается как демонстративное, – однако в письменном распоряжении о прекращении поминовения мне было отказано», – писал Владыка Дамиан в своем отчете.

Ознакомившись с состоянием церковных дел, Владыка выяснил, что во вверенной ему епархии существует обновленческий раскол. «Главными пунктами, откуда идет это нездоровое в церковной жизни движение, – следует считать: 1) село Струнино … 2) село Рязанцево, Переславского уезда…» – писал он. И продолжал: «В самом Переславле обновленческое движение судом Божиим в эти годы окончилось: вдохновитель его священник Чижов, будучи еще не старым (лет 40) и по-видимому здоровым человеком, – скончался, а его сотрудник – священник соборный И. Виноградов – оставил священство и поступил в общество «Безбожник»[3], потеряв с этим всякий остаток авторитета для верующих»[4].

По мнению епископа, число приходов «обновленческого толка» составляло не более восьми из 92 приходов Александровского уезда и не более двух из общего числа 109 приходов Переславского уезда. Имелись и колеблющиеся. «Некоторое из священников (5) и диаконов (2) письменно проявляли свое сожаление и раскаивались, что по малодушию своему подписывали анкеты о признании Живой Церкви, но дальше этой подписи они не шли, – в молитве и богослужении общения с представителями обновленческих течений они не допускали…».

К владыке Дамиана стали поступать  прошения причастных к обновленчеству священно-церковно-служителей, которые после раскаяния и исповеди были приняты в церковное общение.  Обнаружился и представитель союза «Церковное возрождение»[5], созданного Антонином Грановским. – о. Василий Лебедев, посвященный б[ывшим] епископом Антонином в епископы.

Ряды молящихся в храмах наполовину уменьшились. И прежде всего, не стало молодежи. Епископ объяснил это тем, что  рынок в воскресные дни летом отвлекает и горожан и сельчан от храма. С другой стороны, с закрытием одной большой и трех маленьких фабрик – самое число жителей за три  года значительно уменьшилось.

Пять храмов были  закрыты совсем, была закрыта и Федоровская женская обитель, Три монастыря: Никитский и Даниловский (мужские) и Никольский (женский) существовали как приходские храмы; монастырские же помещения заняты или частными лицами, или же учреждениями (приюты, дома престарелых).

Псаломщиков почти не осталось. «И если бы не монахини четырех упраздненных в двух уездах монастырей, – то многие церкви оставались бы без пения, храмы были бы не выметены, без ухода и без звона».

«Приходское духовенство – сельское – в большинстве изгнано из церковных домов. Некоторые священнослужители отпали от церкви – священники: с. Воронцова Павел Снегирев, открыто заявивший на собрании, что он был священник поневоле и своим служением обманывал народ, и священник Борисоглебской Киновии бывшей Федоровской обители Григорий Нардов в более скромной обстановке заявивший, что по настойчивому желанию матери, без призвания он принял священство.

За время с Недели Всех Святых 1925 г. владыка многократно совершал богослужения в храмах г. Переславля и преимущественно в кафедральном соборе, 20, 21 и 22 июля совершены были традиционные крестные ходы вокруг города.

Епископ сообщал, что ОГПУ систематически, по одиночке вызывает пресвитеров г. Переславля и уезда и настойчиво внушает им: «Нужен ли вам епископ? Без него вам спокойнее и свободнее. Вы могли бы сделать письменное заявление, что епископ вам не нужен». Одновременно его обязали подпиской, – сущность которой сводится к тому, что, не препятствуя совершать архиерейские богослужения в предоставленных мне уездах, епископ должен воздерживаться от управления, как незарегистрированный.

За отчетный период в пределах епархии имели место аресты духовных лиц: настоятель Собора г. Александрова протоиерей П. Киселев пробыл несколько дней в местном исправдоме. Священник с. Ведомши Петр Ставровский провел не менее трех месяцев во Владимирском Губисправдоме. Благочинный Александровского округа протоиерей А. Сущевский вызван был во Владимир на допрос и после допроса отпущен на место служения.

В летние месяцы и осенью были случаи ограбления храмов: в июле 1925 г. в селах Бакшеве, Самарине и Рождествине и Вознесенской г. Переславля церкви. Характерно, что здесь кроме предметов, имеющих ценность, похищали и святой антиминс. В с. Рождествине два антиминса были найдены месяца через два, но без святых мощей. А в ночь под 23 октября ограблен был через пропиленную решетку кафедральный собор, где похищена дарохранительница, содран оклад с малого Евангелия и содраны ризы с древнего чтимого образа Спаса Нерукотворного и иконы Печерской Божией Матери, а святые дары рассыпаны у престола.

Налоги росли. Поступление церковных сборов слабело с каждым днем; в населении даже сельском заметна скудость средств, сказывается и безработица с ее тяжелыми последствиями. Десять процентов из собранных денег было отослано на имя ссыльного епископа Корнилия (Соболева)[6]. Владыка Дамиан писал: «Полагая, что братский долг наш помогать сущим во изгнании, считаю необходимым делать подобные отчисления и впредь».

Коснулся в своем докладе епископ Дамиан и отпавших от Церкви: «Отпали от Церкви священники: с. Воронцова Павел Снегирев, открыто заявивший на собрании, что он был священник поневоле и своим служением обманывал народ[7], и свящ[енник] Борисоглебской Киновии б[ывшей] Федоровской обители Григорий Нардов в более скромной обстановке заявивший, что по настойчивому желанию матери, без призвания он принял священство; оба с полным семинарским образованием: первый лет 27, а второй лет 50».

Владыка сообщает о нуждах епископа Переславского. За время его ссылки четыре полных архиерейских облачения, полученных при открытии кафедры в 1918 году из Владимира, – сданы в управление музея, а также архиерейская мантия. Взяты обновленцами шесть антиминсов, сведения об их местонахождении отсутствуют.

А в Москве начались аресты архиереев и мирян. 30 ноября 1925 года происходит арест Преосвященного Владимирского и Суздальского Николая (Добронравова). Епископ Дамиан был назначен временно управляющим Владимирской епархией. 10 декабря 1925 года был арестован Патриарший Местоблюститель митрополит Петр (Полянский). Своим Завещательным распоряжением от 6 декабря 1926 г. Местоблюститель, в случае своего ареста возложил временное исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстителя на митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского)[8]. Сразу после ареста митрополита Петра 14 декабря 1925 г. митрополит Сергий заявил о своем вступлении в исполнение обязанностей Заместителя Патриаршего Местоблюстителя[9].

А через несколько дней произошло событие, в очередной раз потрясшее Русскую Православную Церковь – создание при помощи ОГПУ нового раскольнического движения, под названием Временный Высший церковный совет, в который вошли архиепископ Григорий (Яцковский), епископ Борис (Рукин), митрополит Митрофан (Симашкевич), митрополит Мелхиседек (Паевский) (всего 10 человек). Среди вступивших в ВВЦС значился и епископ Дамиан (Воскресенский).

К митрополиту Сергию, который находился в Нижнем Новгороде без права выезда, был отправлен епископ Дамиан. Он привез документы ВВЦС, в которых образование нового органа оправдывалось принципом коллегиальности высшего церковного управления. Вожди ВВЦС уверяли в полной каноничности организации. Митрополит, сообщив о данных ему митрополитом Петром полномочиях, ответил отказом признать ВВЦС канонически законным органом управления.

27 января 1926 г. раскольники «братски» попросили митрополита Сергия пожаловать в Москву для переговоров. В ответ последовало жесткое письмо митрополита Сергия от 29 января 1926 г. с преданием раскольников суду архиереев. Епископ Дамиан стал понимать, что совершал большую ошибку. 2 февраля 1926 г. он подал заявление ВВЦС, где писал: «Выяснилось окончательно, что наш “совет и дело от человек“ (Деян. 5.38), а потому вполне обдуманно заявляю Вашему Высокопреосвященству о своем выходе из состава ВЦС. Ради мира церковного братски прошу Вас и прочих иерархов последовать моему смирению»[10].

 Митрополит Сергий начал нелегкую борьбу, обличая неправду самочинников, поддержанных властью, в которой одержал победу. В письме от 1 марта 1926 г. архиепископу Григорию (Яцковскому), среди прочего, он ставит в пример членам ВВЦС «правдивого и мужественного»[11] епископа Дамиана. Его призыв был назван «золотыми словами».

Между тем недолгий отход епископа Дамиана в раскол породил во Владимирской епархии немало смущения. Епископ Афанасий, узнав об отходе временного управляющего Владимирской епархией, немедленно приял управление всей владимирской епархией  на себя. «…Когда для меня стало ясно, что В.В.Ц.С. – это 2-й В.Ц.У., я счел себя обязанным самостоятельно решать все, касающееся всех уездов Владимирской Епархии. Всем, кому имел возможность и предоставлялся случай – я определенно советовал воздержаться от общения с Вами», – писал он Преосвященному Дамиану.

15 января, уже зная о предстоящем своем аресте, епископ Афанасий направляет послание к пастве относительно раскольников. Епархия оставалась без архиерея – епископ Афанасий готовился к аресту, архиепископ Николай (Добронравов) 30 ноября 1925 г. был арестован, в Нарымском крае находился епископ Вязниковский Корнилий (Соболев). И тогда епископ Афанасий благословил православных Владимирской епархии, если не будет православного архиерея, «за духовным руководством и окормлением» обращаться к православным архиереям соседних епархий…»

В тот же день 15 января 1926 г. святитель был арестован. Уже в тюрьме из письма диакона Иосифа Потапова от 12 февраля 1926 г. владыка Афанасий узнал, что «Дамиан покаялся»[12] и возвратился в лоно Православной Церкви, получив прощение от митрополита Сергия.  Когда 15 марта 1926 г. Владыка был освобожден, он поспешил  оповестить православных Владимирской епархии о том, что он могут без сомнения обращаться к епископу Дамиану, и что он после покаяния епископа Дамиана воздерживается от руководства викариатствами, подчиненными епископу Дамиану, несмотря на полномочия, данные в свое время митрополитом Сергием и архиепископом Николаем (Добронравовым).

В 1927 г. епископ Дамиан был возведен в сан архиепископа и назначен архиепископом Полтавским и Переяславским, временно управляющий Днепропетровской епархией.


[1] Елховский Евгений Андреевич (1869—1937), священномученик, протоиерей. Родился в с. Пустоша Владимирской губ., в семье псаломщика. Рукоположен во иерея в 1895 г. Около 40 лет служил в церкви митрополита Петра в г. Переславль-Залесский. В 1930 г. арестован. Служил в Переславском Свято-Никольском женском монастыре. В 1937 г. возведен в сан протоиерея. 18 октября был обвинен «как участник антисоветской церковно-монархической организации» и 29.10.1937 г. расстрелян. В 2000 г. причислен к лику святых.

[2] Страницы истории России в летописи одного рода (Автобиографические записки четырех поколений русских священников), 1814—1937. М., 2004. С. 361.

[3] Точное название общества – Союз воинствующих безбожников (ранее — Союз безбожников; Общество друзей газеты «Безбожник») — добровольная общественная организация в СССР, основанная в 1925 г., ставившая своей целью идейную борьбу с религией.

[4] Священномученик протоиерей Евгений Елховский писал в своих воспоминаниях по этому поводу: «После ареста в 1920 г. епископа Дамиана, переславское священство хотело прибрать к рукам Высшее церковное управление (обновленческое). Два живоцерковника — священник городского собора Иоанн Виноградов, которого горожане называли за недалекость «Ваня-каша», назначенный ВЦУ уполномоченным по уезду, и священник Никольского монастыря о. Алексей Чижов, назначенный ВЦУ городским благочинным, собрали городское духовенство с уполномоченными от приходов мирянами в городской собор, чтобы познакомить с программой «живой церкви». Отец Иоанн был выбран председателем собрания, о. Алексей – секретарем» … После провала собрания, по указке ВЦУ обновленцы провели общеуездный съезд духовенства в Знаменской церкви Переславля. На собрании председательствовал Д.А. Шепелевич, он по пунктам рассказал о программе «живой церкви». Все с интересом слушали, по когда с вопросом по какому-то пункту обратились к представителю «живой церкви» о. Иоанну Виноградову, дескать, как по этому вопросу смотрит сама «живая церковь». По свидетельству присутствовавшего на собрании о. Евгения Елховского о. Иоанн сказал: «Нас неправильно учили в Духовной семинарии; нужно понимать так, что Иисус Христос был такой же человек, как мы, и что Он родился с такими же слабостями и недостатками, как и все». Все остолбенели, Никто не мог сдерживать себя, у многих текли слезы. В публике послышались голоса: «Что это такое? Ересь! Вон еретика!»

Собрание на этом прекратилось. В собор к о. Иоанну люди стали ходить всё меньше и меньше. Отец Иоанн, отказал верующим, просившим его покинуть собор, тогда его вывели Насильно.

Вскоре он снял рясу на одном из диспутов, устраиваемых безбожниками, заявив, что он не желает более обманывать народ» (Страницы истории России… С. 321).

[5]   «Церковное возрождение», одна из основных групп обновленческого течения, сложившегося в русской православной церкви после Октябрьской революции 1917. «Союз» создан в 1922 г. Его лидером был бывший епископ Антонин Грановский. Члены «Союза» ставили целью «обновление» церкви, т. е. приспособление её к изменившимся политическим условиям, выступали за лояльное отношение к Советской власти.

[6] Корнилий (Соболев Гавриил Гаврилович; 1880−1933), архиепископ. В 1917 г. рукоположен во епископа. В 1921−1923 гг. епископ Вязниковский, викарий Владимирской епархии. В 1923−1926 гг. в ссылке в Западно-Сибирском  крае. С 1926 г. архиепископ Свердловский и Ирбитский. В декабре 1926 г. арестован в Москве. Заключен в Соловецкий лагерь. Убит в ссылке.

[7] В газете «Новь» была опубликована следующая заметка: «Священник Снегирёв снял рясу (село Большая Брембола, Переславского уезда.). В нашей школе на днях состоялся диспут на тему «Наука и религия», на который были приглашены священники ближайших селений. Попы, прежде чем отправиться на диспут, устроили маленькое совещаньице, на котором и постановили отказаться от участия в диспуте. Крестьяне острили над попами:

— Как же это так? Тут надо защищать бога, а они отказались. Отец Арсений, хоть вы

выступите…

— Некогда, братие, некогда…

— А вы, отец Александр?

— Тоже некогда… Сейчас в поле уезжаю работать…

— А, брат, струсили…

Крестьяне заполнили школу до отказа. Слушают внимательно лектора.

Вдруг в школу входит священник села Воронцова отец Павел Снегирёв. Крестьяне зашу-

мели…

— Ну, теперь дело будет. Он поговорит с лектором…

А священник Снегирёв в конце лекции преспокойно снял рясу и заговорил:

— Я пришёл сюда не защищать религию, а вскрыть её со всеми обрядами и таинствами.

Бога нет… Религия уничтожает человека, она не даёт ему счастья, наоборот — гонит в нищету.

Только в науке — счастье и наше богатство…

Крестьяне наградили Снегирёва горячими аплодисментами. И выходя из школы вместе со Снегирёвым, они хлопали его по плечу и говорили:

— Давно бы так…

П. К.

(Новь. 1924. 4 окт. (№ 29). С. 2. Печ. по: Режим доступа: http://pki.botik.ru/articles/p-snegirev1924snal.pdf.).

[8] Акты Святейшего Тихона. С. 422.

[9] Там же. С. 423.

[10] Там же. С. 438.

[11] Там же. С. 443.

[12] УФСБ по Владимирской обл. Архив УФСБ РФ по Владимирской обл. Д. № П–6401. Л.  150.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.