Царевна-инокиня Маргарита Алексеевна

Царевна Марфа Алексеевна, портрет неизвестного художника

Царевна Марфа Алексеевна, портрет неизвестного художника

Благоверная царевна великая княжна Марфа Алексеевна, дочь Царя Алексея Михайловича от брака его с Марией Ильиничной Милославской, родилась 26 августа (ст.ст.) 1652 года. Крещена была через несколько дней, 4 сентября 1653 года[1] в Чудовом монастыре, получив в небесные покровители святую Марфу, мать преподобного Симеона Столпника, память которых празднуется Церковью 1 (14) сентября. В дворцовых документах[2] была сделана об этом событии такая запись: «1652 г. Августа 26 родилась царевна Марфа Алекс. Сентября 5 крестили, в тот день и стол крестинный в Столовой Избе: Патриарх, 2 боярина и окольничий. Имя Сент. 1». Имя «Марфа» было для Романовых фамильным — так звались её прабабушка инокиня Марфа и рано умершая тетка Марфа Михайловна.

Портрет Царя Алексия Михайловича (Эрмитаж)

Портрет Царя Алексия Михайловича (Эрмитаж)

Царица Мария Ильинична (деталь иконы "Кийский крест", изограф Богдан Султанов)

Царица Мария Ильинична (деталь иконы «Кийский крест», изограф Богдан Султанов)

Воспитательницей царевны, так называемой «мамкой», стала верховая боярыня Ульяна Петровна Шереметева. Кормилица была выбрана из семи кандидаток, проживавших в московской Конюшенной слободе, ею стала Аксинья, жена крестьянина Андрея Носова. Поручился за неё духовник, священник церкви святителей Афанасия и Кирилла, что на Сицевом вражке, Василия: «жена… добрая, не пьет и не бражничает, и воровства за ней никакова нет, и прискорбь никакую за ней не слыхал». За свои услуги Аксинья не раз поучала от Царственной четы дорогие подарки.

В конце июля 1654 года, когда в Москве возникло страшное бедствие – моровое поветрие (эпидемия чумы), Царица Мария Ильинична в сопровождении Патриарха Никона срочно покинула город вместе с детьми Евдокией (1650 г.р.), двухлетней Марфой и новорожденным царевичем Алексием. По дороге в Калязинский монастырь они останавливались в Александровой слободе, где с поклоном были встречены старцем Лукианом и монахинями Успенской девичьей обители. Через сорок с лишним лет промысел Божий вновь приведет Царевну Марфу в этот монастырь, уже как его насельницу.

К семи годам для обучения Марфы грамоте, чтению по Часослову и Псалтыри к ней была приставлена наставница, «мастерица» Авдотья Пыпина. Учили ее и рукоделию: вышивка золотом, серебром и шелками была любимым делом Царевны.

Осенью 1666 года от прибывшего на суд над Патриархом Никоном Антиохийского Патриарха Макария двенадцатилетняя Царевна Марфа Алексеевна получила особую благословенную грамоту.

В 1669 году на 44-м году жизни скончалась смиренная и добронравная Царица Мария Ильинична. Мачеха, вторая супруга Царя Алексея Михайловича, Наталья Кириловна Нарышкина, была всего на год старше царевны Марфы. Опекать двух осиротевших царевичей и шестерых царевен стали их тетки-Царевны. Особенно близкой Марфе была Татьяна Михайловна, которую она с любовью назвала «матушкой». Из сестер, несмотря на противоположность характеров, Марфа более всего была дружна с Софьей, которая была младше ее на пять лет.

Портрет Царевны Софьи Алексеевны (Эрмитаж)

Портрет Царевны Софьи Алексеевны (Эрмитаж)

Из сострадания и милости Царевна Марфа Алексеевна заботилась о безногой девочке, поселив её в своих палатах. В дворцовых записях за 1674 год было написано: «183 г. окт. 25 скроен к царице Наталии Кириловне в хоромы треух маленкой тафта червчата, испод хребты бельи, опушен пухом бобровым, приняла боярыня Матрена Блохина, а сказала пожаловала де государыня Царица Царевны Марфы Алексеевны девочке безногой».

Царевна Софья Алексеевна

Царевна Софья Алексеевна

Лучшим временем для сестер-царевен стало время правления Софии Алексеевны с 1682 года: они получили и большую, чем ранее, свободу, и больше денег на личные расходы и нужды. Потерявшую власть и оказавшуюся в сентябре 1689 года под арестом в Новодевичьем монастыре Царевну Софью участливая Марфа не оставила, посещая ее и общаясь через доверенных лиц.

1698 год изменил судьбу Царевны Марфы. Взбунтовавшиеся стрельцы намеревались вновь поставить правительницей государства Царевну Софью, уже восемь лет жившую в заключении в Новодевичьем монастыре. Пребывавший в это время за границей царь Петр I спешно прибыл в Москву и в конце августа 1698 года сам допросил обеих сестер-царевен. Царевна Марфа, отрицала то, что получила от стрельцов челобитную и послала письмо в Тулу, в чем оговорила под пыткой ее собственная постельница Жукова. В том, что сообщила сестре о приходе в Москву стрельцов и желании их видеть ее на царстве, правда, призналась. Зная мягкость ее характера, отсутствие честолюбия и увлечения политикой (как писал некий польский автор того времени, Марфа «ни во что не вмешивается»), Царь вряд ли видел в Марфе Алексеевне особую опасность. Но чтобы не оставить повода для возобновления смуты, Петр Алексеевич распорядился постричь и Софию, и Марфу в монашество.

Местом заточения Марфы был избран Успенский девичий монастырь в царской вотчине — Александровой слободе. 28 ноября 1698 года опальную Царевну привезли в Успенскую обитель, где поместили под строгий надзор игумении Макрины без права куда-либо выходить или выезжать за монастырские стены.

Общий вид Успенского монастыря

Общий вид Успенского монастыря

Для ее проживания к церкви-колокольне пристроили особые белокаменные и деревянные палаты, крытые тесом. Каменные целы до сих пор, в них сохранились фрагменты стенной росписи, изразцовая печь и некоторые личные вещи Царевны[3].

Колокольня с кельейkelyapechkreslorospis

 

Вероятно, смена царских чертогов на монашескую келью не была для Марфы Алексеевны столь уж тяжелой, ведь жизнь Царевен во дворце сама по себе была практически затворнической. Женщины царской семьи были совершенно изолированы от внешнего мира, как было принято правилами благочестия их времени.

Подьячий Григорий Котошихин писал: «Сестры царския и дщери царевы, имея свои особые покои разные, и живуще яко пустынницы, мало зряху людей и их люди; но всегда в молитве и в посте пребываху и лица свои слезами омываху, понеже удовольствие имея царственное, не имеют удовольствия, данного человеку Богом — иметь детей. А государства своего за княжей и за бояр замуж выдавати их не повелось, потому что князи и бояре их есть холопи и на челобитьи своем пишутся холопами, и то оставлено в вечный позор, ежели за раба выдать госпожа; а иных государств за королевичей и за князей давати не повелось для того, что не одной веры, и веры своей отменити не учинят, ставят своей веры в поругание, да и для того, что иных государств языка и политики не знают, и от того бы им было в стыде».

Австрийский посол Мейерберг, бывший в то время в России сообщал: «Царица и царевны выезжают в каретах или в санях, всегда плотно и со всех сторон закрытых; в церковь они выходят по особой галерее, со всех сторон совершенно закрытой». Когда царице и царевнам приходилось выходить из кареты, около них по обе стороны носили «суконные полы» (то есть ширмы), чтобы «люди их зрети не могли». В церкви царицы и царевны стояли на особых местах, завешанных легкой тафтой. Во время пребывания их в церкви там находилось очень немного народу: священник, несколько церковников и несколько ближних бояр, а иные люди не бывали. Иногда ночью в московских женских монастырях служили обедню специально для царицы и царевен.

Торжественный выход царицы Марии Ильиничны в церковь. Рисунок из Альбома Мейерберга. XVII в.

Торжественный выход царицы Марии Ильиничны в церковь. Рисунок из Альбома Мейерберга. XVII в.

Уставы церковного поста в Царской семье строго соблюдались, а молитве и богослужению в царских палатах посвящено было едва ли меньше времени, чем в монастырях. Ежедневно в Крестовой Палате, куда приходил священник с пятью дьячками, совершалось продолжительное утреннее и вечернее правило, а по праздникам служился молебен с водосвятием. Каждый день читалось особое поучительное слово из сборника «Златоуст» и сверх того житие дневного святого. Царица и царевны притом стояли на особом месте, скрытые занавесом. После утреннего правила царица и царевны по особому переходу их женской половины дворца отправлялись к заутрене и литургии в одну домовых «верховых» церквей». Иногда Царица и Царевны совершали поездки на богомолье в один из московских монастырей: кремлевский Вознесенский, Зачатьевский, Алексеевский, Новодевичий, Новоспасский, бывали на поклонении и в Троице-Сергиевой Лавре, и в особо чтимых церквях.

Царевна вынуждена была смириться со своей долей, признав в ней промысел Божий, ведущий ко спасению. 29 мая 1699 года 46-летнюю Царевну постригли, дав новое имя — Маргарита. Пострижение не отменило ее царственного происхождения, называли ее всегда с особым почтением — «Великая Государыня благородная Царевна и великая княжна инокиня Маргарита Алексеевна», и относились соответственно.

Собственные вещи царевны-инокини Маргариты Алексеевны

Собственные вещи царевны-инокини Маргариты Алексеевны

На содержание великой княжны-инокини в Александрову слободу по указу Государя Монастырским приказом присылались деньги:«с патриарших и архиерейских и с монастырских и с церковных крестьянских и бобыльских дворов… вместо поденного питья и явств и всяких запасов, по пяти денег с двора[4]». Ежегодная сумма была той же, что и до пострига – 2, 6 тысячи рублей. В монастыре Царевна имела тот же штат боярынь, боярышень и прислужниц, что и во дворце. Да и в желавших услужить ей белицах и монахинях не было недостатка.

Пребывание Царственной особы во многом изменило жизнь всего монастыря. Стали обычными визиты знатных боярынь, посещавших Маргариту Алексеевну, а некоторые из них поселялись и до конца своих дней в Успенской обители, приняв пострижение, как монахиня Пульхерия — Прасковья Алексеевна Нарышкина, вдова убитого брата Царицы Натальи Кирилловны Иоанна. Нередко приезжали и сестры-царевны, особенно долго бывали в стенах монастыря Мария и Феодосия Алексеевны. В 1706 году проездом к матери, находящейся в Суздальском монастыре, инокиню Маргариту Алексеевну тайно посетил племянник, Царевич Алексей Петрович.

Портрет Царевича Алексия Петровича (Эрмитаж)

Портрет Царевича Алексия Петровича (Эрмитаж)

Портрет Царя Петра I (Эрмитаж)

Портрет Царя Петра I (Эрмитаж)

Монастырское предание говорило о том, что и сам Царь Петр I однажды внезапно приехал в монастырь. Ожидавший увидеть сестру-монахиню в окружении толпы почитателей, он застал ее немощную, в одиночестве, за чтением акафиста, чем был весьма утешен.

Список письма Маргариты Алексеевны

Список письма Маргариты Алексеевны

Разнообразные лишения, скорби и болезни сопровождали жизненный путь Монахини Маргариты. Сохранились копии ее писем к брату-Царю Петру I, Царевнам – тетке Татьяне Михайловне и сестрам, к боярам князю-кесарю Федору Юрьевичу Ромодановскому, боярину Льву Кирилловичу Нарышкину. В них она смиренно просила прислать доктора, одолжить денег до своих именин в сентябре — «Симеонова дня», своевременно доставлять средства к своему содержанию. Посыльным Маргариты Алексеевны был монастырский строитель старец Геронтий, который по делам обители часто бывал в Москве. Ходатайствовала Царевна-инокиня и о нуждах обители, в которой жила. В одном из писем к боярину Ивану Алексеевичу Мусину-Пушкину, возглавлявшему Монастырский приказ, она просила «не замешкав» прислать мастера для установки креста на Покровскую церковь.

Частым местом моления тяжело больной Царевны-инокини был Крестовоздвиженский (Распятский) храм под колокольней, в котором на ее средства был устроен новый иконостас. Посещая Троицкий собор, она любила молиться в приделе во имя преподобного Сергия Радонежского. По личной ее просьбе был посвящен во священника к этой церкви выросший при обители житель Александровой слободы Никита Алексеев, о благочестии которого Маргарита Алексеевна лично свидетельствовала.

По уставу обители большую часть дня царственная инокиня посвящала молитве, присутствуя за богослужением. Остальное время было отдано беседам с посещавшими ее боярынями и монахинями, а также рукоделию. В ее небольшой мастерской были обучены в то время вышивке шелками и золотом и некоторые молодые послушницы. Искусно вышитые царственной рукой фелони и стихари бережно хранились в монастыре до его закрытия в 1923 году, а потом стали экспонатами музейных фондов.

Фелонь, шитая Царевнами

Фелонь, шитая Царевнами

Проведя богоугодную девятилетнюю жизнь в монастыре, монахиня Маргарита Алексеевна мирно отошла ко Господу 19 июня 1707 года на 56 году от рождения. Царевна-инокиня, по своему предсмертному пожеланию, была скромно, как простая монахиня, погребена на общем монастырском кладбище, в отдельном деревянном склепе-усыпальнице. Через четыре года, 5 июня 1712 года, по просьбе ее сестер, царевен Марии и Феодосии Алексеевны, ее останки были перенесены под клеть церкви Сретения Господня[5]. Рядом с ней пожелала быть погребенною и любимая младшая сестра ее, царевна Феодосия Алексеевна (род. 28 мая 1662 г., преставилась 14 декабря 1713 г.).

Сретенская церковь

Сретенская церковь

На гробнице монахини Маргариты Алексеевны была сделана следующая надпись: «В лето от сотворения мира 7215 года, в лето от воплощения Спаса Христа Господа нашего 1707 года иуния месяца в 19 день, на память св. Апостола Иуды, брата Господня по плоти, в 12 часу дни преставися от маловременнаго жития сего к безконечной жизни раба Божия, великого государя царя и великого князя Алексия Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, дщерь его, великая государыня, благородная царевна и великая княжна монахиня Маргарита Алексиевна, жившая в сей обители в монашеском образе 8 лет, 6 месяцев и 22 дни, а от рождения всего жития ея 55 лет, 7 месяцев и 11 дний. При последнем же сего света отшествии не восхоте, якоже достоит ей, в церкви особливо положитися, но изволи и заповеда с любовию, смирения ради своего, в сей усыпальнице со убогими монахини во общей гробнице почивати до дне страшного пришествия Христова и общаго всех мертвых воскресения. По изволению сестер ея благоверных государынь царевен Марии Алексиевны и Феодосии Алексиевны перенесены мощи благоверныя государыни царевны монахини Маргариты Алексиевны под церковь Сретения Господня».

Подвал-усыпальница под Сретенской церковью

Подвал-усыпальница под Сретенской церковью

Гробницы царевен под Сретенской церковью

Гробницы царевен под Сретенской церковью

При жизни Императора Петра Алексеевича дважды в году — в день преставления и в день тезоименитства «благородной царевны и великой княжны иноки Маргариты» Алексеевны в Новодевичьем или Вознесенском монастыре в Москве совершалось торжественное поминовение ее, возглавляемое Архиереем, на что указом Государя выделялись расходы в приказе Большого Дворца[6].

Митрополит Димитрий Ростовский

Митрополит Димитрий Ростовский

В 1708 году проездом из Москвы в Ростов, останавливался в Успенской обители, чтобы почтить память усопшей монахини-царевны, святитель Димитрий, Митрополит Ростовский. В записках его келейника об этом сказано: «Сентября 6, были в Александровой слободе в девичьем Монастыре, пели панихиду и обедню по Царевне Монахине Маргарите, и поучение Архиерей говорил»[7].

Известно, что родная племянница царевны-монахини Маргариты Алексеевны, Императрица Анна Иоанновна, в бытность свою в Москве, посылала нарочного в Александровский Успенский девичий монастырь привезти ей масла от неугасимой лампады, теплящейся в монастырской усыпальнице над гробом Благоверной Царевны.

В Александровском Успенском девичьем монастыре память Царевны-инокини чтилась служением панихид на ее гробнице. В 1908 году на сводах усыпальницы были написаны маслом изображения святителя Николая, преподобного Серафима Саровского, преподобномученицы Феодосии и мученицы Маргариты. По стенам усыпальницы был поставлен новый резной иконостас со святыми иконами. При гробнице хранился параман, шитый шелками и золотом, а в настоятельских келлиях прижизненный портрет Маргариты Алексеевны.

Tsarevna_Marfa_AlexeevnaВ мае 1861 года во Владимирскую Духовную Консисторию письменно обратился исполняющий обязанности обер-прокурора князь Сергей Николаевич Урусов: «В Романовской галерее Зимняго дворца, где находятся портреты Членов Царствующего Дома Романовых, не имеется портрета дочери Царя Алексея Михайловича Марфы (в инокинях Маргариты), скончавшейся 19 июля 1707 года. Г. Министр Императорскаго Двора известясь, что единственный оригинальный портрет сей царевны находится в Александровском Успенском девичьем монастыре Владимирской губернии, где она пребывала в инокинях, вместе с своею сестрою Феодосиею Алексеевною, просит об уведомлении не окажется ли возможным означенный портрет доставить в Императорский Эрмитаж, для снятия с онаго копии». Епископ Иустин (Михайлов) своей резолюцией предписал игумении Елисавете (Лавровой) «выслать ко мне портрет царевны Марфы… закупорив самым тщательным образом, так чтобы в дороге не мог повредиться». В июне портрет, на котором Царевна была изображена в красной одежде с черным воротником и брошью на груди, был отправлен в Санкт-Петербург к князю Урусову, а через год, в июне 1862 г., благополучно возвращен в монастырь. Увы, спустя столетие, в мае 1986 года, он был украден из экспозиции музея «Александровская Слобода».

Местные жители с благоговением чтили память Благоверных Царевен, часто посещали усыпальницу, принося с собой маленьких детей. Был обычай служить здесь молебен святителю Николаю, а затем панихиду по благоверным царевнам, испрашивая у Господа по молитвам их исцеления болящим, в особенности маленьким детям. Автор «Летописи первоклассного Успенского женского монастыря» священник Сергий Виноградов приводит свидетельства о трех чудесных исцелениях, совершившихся при гробницах благоверных царевен, сожалея, что в свое время не велась запись о прочих чудесах.

1912 года, июля 15-го дня, псаломщиком Александровского Успенского женского монастыря Сергием Андреевичем Любимовым со слов крестьянки Владимирской губернии Александровского уезда Махрищской волости деревни Зеленцина Евдокии Ивановой Беловой записано следующее: «11 лет тому назад у внука моего Георгия, одного года от рождения, вырос горбик. Глубоко скорбя об этом, я привезла внука моего в Александровский Успенский женский монастырь, и здесь в усыпальнице благоверных княжен молилась об исцелении болящаго. По моей просьбе был отслужен молебен святителю Николаю с водоосвящением и панихида по благоверным княжнам. Помолившись Господу, мы взяли святого маслица из лампады от образа святителя Николая и стали святым маслом мазать горбик младенца. Через некоторое время мы приметили, что горбик стал постепенно уменьшаться и, наконец, пропал совершенно. Мальчик жив. Ему 12 лет. Никакого горбика у него нет».

Есть предположение, что после закрытия монастыря в 1923 году честные останки благоверных Царевен по приказанию из Москвы были вывезены в Кремль, в Чудов монастырь. В 1991 году, при возобновлении обители, в усыпальнице были обнаружены две пустые гробницы без надгробных плит.Sret-grobnizy

Вход в усыпальницу под Сретенской церковью фото сер. ХХ в.

Вход в усыпальницу под Сретенской церковью фото сер. ХХ в.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ:

РГАДА ф.396 оп. 3 д. 224 1719 г , на 119 л., л.86

О даче сентября в 3 день за служение панихиды и божественной Литоргии в Новодевиче монастыре памети по великой царевне иноке Маргарите Алексеевне тезоименитства ея, архиерею Арсению Фифийскому полтора рубли, архимандритом Чюдовскому рубль 80 алтын две денги, Знаменскому 25 алтын, игумену Сретенскому 16 алтын 4 деньги, архиерейскому протодиакону 4 алтына з деньгою, дьяконом архиерейским двум, архимандричьим двум, игуменскому одному по два аршина по 3 деньги человеку, подьяконом и певчим и подьяком 2 алтына 4 деньги, всего 5 рублев 10 алтын

(записать в росход)

РГАДА ф.396 оп. 3 д.545 на 1267 л.

Приходо-расходные книги денежной казны Большого Дворца 1724 года

(л.257)

в 718 году в приказе Большого Дворца по указом Великого Государя денежные казны в росходе и внесено в губернскую канцелярию

(л.263об)

в июне месяце

в 20 день в Вознесенском девиче монастыре правлено поминовение благородной царевны и великой княжны иноки Маргариты Алексеевны за служение понахиды и божественной литоргии дано Мирликийскому архиерею з духовным чином 4 рубля 80 копеек

(л.268)

сентября 4 числа правлено поминовение в Новодевиче монастыре по великой государыне царевне и великой княжне Маргарите Алексеевне, а от служения дано архиерею Мирликийскому з духовным чином 5 рублев 87 копеек с полденгой

Расходы на поминовение и на церковный обиход в 717 году

(л.743.об.) в июне месяце в 19 день в новодевиче монастыре правлено поминовение блаженные памяти по великой государыне царевне и великой княжне иноке Маргарите Алексеевне памяти преставления ея, а за служение понахиды и божественной Литоргии дано архиерею Ставропольскому з духовным чином 5 рублев 20 алтын.

(л.746 об.) – сентября в 3 день – в новодевиче монастыре правлено поминовение блаженные памяти по великой государыне царевне и великой княжне иноке Маргарите Алексеевне памяти тезоименитства ея сентября 1 числа, а за служение понахиды и божественной Литоргии дано архиерею ставропольскому з духовным чином 9 рублев 23 алтына 3 денги

(л.771 об.) -1718 год июня в 3 день по указу Великого Государя и по помете камисара Василья Воронова в Вознесенском девиче монастыре правлено поминовение благородной царевны и великой княжны иноки Маргариты Алексеевны, за служение понахиды и святой Литоргии Мирликийскому архиерею з духовным чином 4 рубля 26 алтын 4 деньги.

(л.788) сентября в 4 день по указу Великого Государя и по помете дьяка Никифора Панова правлено поминовение в Новодевичье монастыре по великой государыне благородной царевне и великой княжне Маргарите Алексеевне а от служения дано архиерею Мирликийскому з духовным чином 5 рублев 29 копеек 1алтын.

 

Царевна Марфа Алексеевна

Царевна Марфа Алексеевна

Источники:

Леонид (Кавелин), архимандр. «Русск. Архив» (1882 г. № 5), биография М. во «Владимирских Губерн. Ведом.» (1882 г. №№ 43—48, 53 и 1883 г. №№ 1—14, 17—21).

Стромилов Н. С. Царевна Марфа, сестра Петра Великого: Историческая биография. Владимир, 1883.

Забелин И.Е.  Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. — М. Типография Грачева и Комп., у Пречистенских в., д. Шиловой. 1869.

Летопись Первоклассного Успенского Женского монастыря в гор. Александрове, Владимирской губ. с 1883 по 1913 год. Составил священник Сергий Виноградов. М., 1913 г.

Любавский М. К. Русская история XVII-XVIII веков. 2-е изд. — СПб.: Издательство «Лань», 2002.— 576с.

Морозова Л. Е., Дёмкин А. В. Царицы и царевны XVII века М.: АСТ-Пресс Книга, 2005. — 400 с. Серия: Историческое расследование.

Портрет царевны Марфы Алексеевны кисти неизвестного художника с выставки Искусство сохранять искусство (скопировано с http://rusfoto.net/details.php?image_id=10895 )

[1] Год начинался с 1 сентября.

[2] Дворц. разряд, т.III, стр. 329

[3] Большая часть вещей Царевны была после закрытия монастыря вывезена в Москву, находится в фондах ГИМа.

[4] Горчаков. Монастырский приказ

[5] В «царевниной» усыпальнице с того времени до 1850 года погребали игумений монастыря.

[6] См. приложение.

[7] Летопись иже во святых отца нашего Димитрия митрополита ростовского чудотворца… ч. 2 СанктПетербург, при имп. акад. художеств, 1796, с. 403.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.