Фотографии духовенства в собрании Александровского художественного музея: возможности атрибуции и изучения церковной истории

Доклад мон. Сергии 8 ноября 2019 г. в Александровском художественно-краеведческом музее на XII научной конференции «Художественное наследие Владимирского края. XIX век».

Старые фотографии – прекрасные и яркие исторические источники, которые позволяют наглядно представить себе жизнь людей более столетия тому назад. В свою очередь, привлечение текстовых архивных источников дает возможность по-новому — полнее и глубже взглянуть на лица, запечатленные на снимках. Музейные фотографии – это и объект моего небольшого исследования, но, в то же время, и инструмент для получения новой информации о церковной жизни города Александрова конца XIX – начала ХХ века..

В фондах АХМ хранятся 2 коллекции, имеющие несомненную ценность как для исследователей истории церкви, так и для александровских краеведов. Выражаю большую благодарность директору музея О.И. Меньшиковой и сотрудникам, особенно Т.В. Дмитриевой, за возможность с ними ознакомиться.

В своем сообщении я хочу рассказать о ценности этого фотоархива, о возможных путях атрибуции фотографий, а также о том, как благодаря фотографиям пополняются сведения о церковной истории.

Для раскрытия информационного потенциала имеющихся фотодокументов необходимо привлечение и сопоставление различных источников. В первую очередь очень важна информация об их прежних владельцах. К сожалению, должна сказать, что такие сведения я получить от сотрудников музея не смогла, и разделение изученного мною объема фотографий на коллекции произвела самостоятельно, а также предположила с большой долей вероятности их первоначальных владельцев.

Первая коллекция, вероятно, была передана в музей Маргаритой Федоровной Преображенской — дочерью священника Преображенской церкви Александрова. В ней имеются 4 фотографии протоиерея Михаила Федоровича Успенского — прадеда Маргариты Федоровны, служившего в Преображенской церкви до 1909 года, когда он уступил свое место мужу своей внучки-сироты Надежды. Фотографии отца Михаила разного времени, две последних — на смертном одре. Скончался он 3 июля 1912 года 80 лет от роду, как сказано в метрической книге — «от старческой дряхлости».

Фотографии его родственников не подписаны, но благодаря имеющимся дарственным подписям и изучению родословия Успенских-Преображенских на них возможно определить, например, дочь протоиерея Михаила Марию с мужем Владимиром Соколовым, а также рано умершую мать Надежды Павловны Успенской-Преображенской.

От Маргариты Федоровны в музей поступил также выпускной семинарский альбом ее отца 1909 года. Замечательно, что почти все фотографии в нем подписаны. Но при этом фотография самого владельца — Федора Алексеевича Преображенского отсутствует. Вместе с его снимком более позднего времени она находится в фондах музея-заповедника «Александровская слобода».

Вторая коллекция фотографий, в которой множество как находок, так и загадок, была передана в АХМ Валентином Ивановичем Стариковым (1939 — 2011). Судя по составу, она принадлежала семье диакона Успенского монастыря г. Александрова Михаила Ивановича Добронравова по линии его дочери Клавдии, бывшей замужем за диаконом Александром Петровым.

К одной из фотографий, подписанной как «Добронравовы Михаил Иванович и Александра Сергеевна, умерли в 1908 г. он и 1931 г. она», имеется уточнение – «Родственники жены Масленникова С.Н. из Садовни». Эта фотография стала исходной для определения большинства неподписанных или частично подписанных фотографий.

Для атрибуции фотографий необходимо определить персоналии, дату и место съемки. Поиск новых сведений производился в первую очередь на основании имеющихся на фотографиях подписей.

При наличии имен (будь то подпись или дарственная памятная надпись) – выяснялся состав семьи по клировым ведомостям, метрическим книгам, ревизским сказкам и исповедным росписям.

При наличии дат производилось установление личности по дате кончины в записях метрических книг и публикаций в епархиальных ведомостях.

Уточнение времени снимка становится возможным при наличии паспарту с именем фотографа, с дополнением архивных сведений о времени работы его фотомастерской.

Подспорьем становится также сравнение фотографий с имеющимися аналогичными изображениями как в этом фонде, так и в других источниках, что позволяет уточнять имена и даты.

Из всего объема фотографий (не считая семинарского альбома) имеется 25 снимков представителей духовенства 15-ти персон, из которых изображение двоих было ранее известно, 5 полностью подписано, имена семерых удалость установить различными способами,  а один остался неизвестным.

Удалось установить тесное родство александровских семей Добронравовых, Петровых, Дмитриевых и Масленниковых, которое в том числе подтверждается записями в метрических книгах – они были восприемниками при крещении детей друг у друга.

В коллекции имеется 4 фотопортрета игумений: на двух из них игумения Евфрасия (Лихарева), два других принадлежат игумении Елисавете (Лавровой) и ее племяннице, игумении Владимирского Успенского монастыря Маргарите (Лавровой), которая жила до настоятельской должности и после ухода на покой также в монастыре в Александрове, где и скончалась в 1916 году. На фотографиях игумений Евфрасии и Елисаветы — надписи с датой их кончины с точностью до часа.

Подобные надписи (о дне смерти) имеются еще на 5-ти фотографиях из коллекции. Судя по почерку, одни сделаны одним и тем же человеком.

Есть фотографии духовенства – александровских священников, которые, судя по всему, не были в родстве с указанной семьей Добронравовых, а находились с ними в дружеских отношениях.

5. Позвольте поделиться рассказом об исследованиях в отношении хотя бы четырех личностей, запечатленных на фотографиях из фондов АХМ:

а) диакон Иаков Иванович Добронравов — имеются 2 его фотографии, на одной из которых есть имя и дата смерти. Попытка уточнить фамилию по публикации об умерших во Владимирских епархиальных ведомостях завела в тупик, т.к. она там была указана ошибочно — вместо Добронравов — Доброхотов. К счастью, в ВЕВ имеется еще одна публикация о карабановском диаконе, где фамилия указана правильно, а также содержатся ценные сведения к его биографии. Бесспорно — мы имеем фотографии родного брата диакона монастыря Михаила Ивановича Добронравова — Якова Ивановича. Стал известен путь, по которому можно найти сведения об их родительской семье по документам в ГАВО, что частично уже сделано.

б) священник г. Тулы Павел Сергеевич Соколов. Судя по подписям на фотографиях, родной брат жены диакона Михаила — Александры Сергеевны, урожденной Соколовой. Семинарию он не окончил, сан священника получил уже в Тульской епархии. Удалось по публикации Т. Георгиевской «Тульский синодик» (с. 331) узнать место его служения в Туле на 1905-1911 гг. — Дмитриевская церковь при Петровской богадельне. Без этих фотографий, вероятно, мы вовсе не знали бы об этой личности, хоть он и является уроженцем г. Александрова, сыном дьячка Собора РХ и монастыря.

А для обогащения истории Тульской епархии особую ценность кроме его фотографий имеют также портреты епископа Тульского Питирима (Окнова, в последующем СПб митрополита) и регента архиерейского хора г. Тулы Панова.

в) Загадкой стали фотографии священника, сделанные в Ялте, на одной из которых подписано его имя — Григорий Иванович, а также дата кончины. Благодаря этому по публикациям в Таврических епархиальных ведомостях и календаре удалось узнать, что это Григорий Иванович Дмитриев. Подробности о его родстве с Добронравовыми раскрыли уже церковные документы из Владимирского архива. Оказывается, сын крестьянина, закончивший Владимирскую семинарию в 1906 году 28 лет от роду он женился на 19-летней Лидии Михайловне Добронравовой, дочери монастырского диакона Михаила. Служил чуть более  лет священником в церкви села Макарова, что сейчас в Кольчугинском районе. В мае 1909 года по болезни вышел за штат, лечился (вероятно, от чахотки) в Крыму. В начале 1912 года был определен священником в церковь села Ново-Богдановки Мелитопольского уезда, но уже 8 апреля того же года скончался.

г) Возможно ли определить личность священника, фотография которого никак не подписана? Исходные данные — это наличие церковных наград. Благодаря хорошему качеству изображения, кроме камилавки на голове и наперсного креста от Священного Синода, можно определить и те, что у него на груди: Орден Святой Анны 2 степени и 3 медали. Две из них — «В память царствования императора Александра III» (1896) и «За труды по первой всеобщей переписи населения» (1897) сомнений не вызывают. А для третьей есть 2 варианта: «В память царствования императора Николая I» (1896) или «В память 25-летия церковно-приходских школ» (1909)[1]. Первая свидетельствовала бы о том, что сан священника этот человек получил еще в царствование Императора Николая I, т.е. до 1855 года, а вторая перенесла бы временные рамки даты снимка более чем на десятилетие вперед. Подсказкой для выбора одной из медалей стало паспарту фотографии. Снимок был сделан в фотоателье г. Александрова, принадлежавшему Сергею Андреевичу Любимову (сыну соборного псаломщика, который сам стал в 1908 году псаломщиком, а в 1915 году диаконом монастыря). Г.Г. Мозгова из г. Владимира помогла с определением датировки, указав, что эта фотомастерская существовала с 1893 по 1900 год. Итак, медали 1909 года быть не может, священник рукоположен в середине XIX века, а фотография сделана на его исходе. Орден св. Анны 2-й степени был довольно редкой наградой среди духовенства. Таким образом, из священников Александровского уезда данным критериям (времени рукоположения и составу наград) соответствует лишь один — протоиерей собора Рождества Христова г. Александрова Петр Иванович Радугин (ок. 1827 г.р. – † 8.06.1903 г., кстати, внук монастырского диакона). Для полной уверенности не хватает пока только сведений о его участии в 1-й всеобщей переписи населения.

Некоторые прекрасные фотопортреты, вероятно, так и останутся безымянными. Например, хотелось бы предположить, что эта матушка — супруга протоиерея Петра Радугина, но никакого подтверждения увы, нет. Или вот священнослужитель со значком выпускника Московской духовной академии, кто он, узнаем ли мы когда-нибудь?

«Установление атрибутов фотографий очень трудоемкий исследовательский процесс, но от успеха этой работы зависит статус исторической ценности фотодокумента и его дальнейшее использование», — пишет в статье о работе с фотодокументами зав. отделом Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ) Т. Н. Зверева. Даже немногие, произведенные мною, изыскания по идентификации лиц духовенства из фотографий фондов АХМ, позволяют повысить их значимость для истории и расширить возможности дальнейшего применения в исследованиях и публикациях. Фотография позволяет оживить сухие сведения из послужного списка, но и архивные документы дают фотографии возможность заиграть новыми красками.

Наибольший интерес частные семейные фотоархивы представляют для генеалогических исследований. Но в случае, когда члены этих семей являлись служителями Русской Православной Церкви, это также и прекрасная возможность углубить наше представление о церковной жизни прошлого.

Хочется верить, что нас еще ждут новые находки как в музейных фондах, так и в личных коллекциях, что не все уничтожено в страхе и беспамятстве прошедшего века. Надеюсь, что сотрудничество музея (музеев) и Успенского монастыря в изучении и фотодокументов, и иных источников информации о прошлом будет продолжаться.


[1] Помощь в определении наград оказал Михаил Ишенин, сотрудник издательского отдела Саранской епархии.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.