Церковная жизнь г. Юрьева-Польского в годы гонений

Монахиня Сергия (Каламкарова), насельница Успенского женского монастыря г. Александрова.

Доклад на заседании секции о новомучениках и исповедниках русских III епархиальных чтений 25 октября в городе Юрьеве-Польском.

Так как наши чтения проходят в этом году в городе Юрьеве-Польском, хотелось бы рассказать о тех людях, которые здесь жили и служили в годы гонений.

На фотографии, хранящейся в семье одного из священников Юрьев-Польского района, Сергия Андреева из села Снегирева – церковный съезд духовенства и мирян Юрьевского уезда (вероятно, в марте-апреле 1917 года). Хотя, к сожалению, нам неизвестны имена запечатленных на снимке, без сомнения, большинство из них претерпели гонения за веру в последующие годы.

Юрьев-Польский уездный церковный съезд

Епископ Александр (Трапицын)

В дореволюционные годы город Юрьев-Польский был местом служения нескольких будущих новомучеников. Священномученик Александр (Трапицын) был епископом Юрьевским, викарием Владимирской епархии, с  1907 по 1912 по год.

священник Константин Твердислов с супругой

Священник Константин Твердислов служил в Воскресенской церкви 12 лет, с 1904 по 1916 г., когда поступил в Духовную Академию.

В 1918 году Церковь была отделена от Государства. Начались гонения на духовенство. Все служители культа и их иждивенцы были лишены избирательных прав. Стало меняться сознание людей. В начале 1918 года как об удивительном и невозможном событии пишет в епархиальных ведомостях священник Петропавловского женского монастыря Димитрий Сахаров о появлении в ночь под новый год в храме солдата для исповеди и причастия.

Знаменательный факт

В настоящее время анархии[1] трудно, пожалуй и невозможно было ожидать того, что произошло накануне новаго 1918 года в нашем монастырском храме. Во время всенощного бдения в 7 ½ часов вечера 31-го декабря истекшаго 1917 года ко мне в алтарь придельный вошел солдат Гавриил Васильев Соснин, 39 л., секретарь совета солдатских депутатов в г. Александрове, конторщик фабрики Барановых в Карабанове, что около гор. Александрова. Оказавшись один на один в глухом закрытом алтаре, я первоначально очень смутился, но скоро потом разсеялись мои подозрения. Соснин, отрекомендовавшись, вдруг заявляет мне, что он желает, в преддверии новаго года, очистить свою совесть таинствами покаяния и причащения. После продолжительной сравнительно беседы со мной (я был на этот раз не служащим чередным иереем, а служил другой при обители свящ. А. Лихарев), солдат искренно, откровенно и чистосердечно раскаялся положительно во всем. После всенощной Соснин отслушал положенный у нас молебен накануне новаго года и пошел вместе со мной ко мне ночевать. В самый новый год я разбудил его для молитвы в 3 часа утра и на ранней литургии причастил его Св. Таин, при всех молящихся сестрах обители. А на денном в 2 ч. поезде он уехал в Карабаново, оставив мне свой адрес. Вот первый и пока редкий случай из жизни теперешнего общественного движения; много дум наводит он; я, по крайней мере, счастием почитаю такую встречу новаго года и убеждаюсь, что не угасла и не угаснет среди русских людей вера, она спасет святую Русь, как спасла ее 300 лет тому назад.

Юрьевскаго Петропавловскаго женскаго монастыря священник Димитрий Сахаров.

16  октября 1918 года Юрьев-Польский уездный Совет разослал циркуляр с требованием «немедленно снять иконы», которые, несмотря на «неоднократное требование об удалении» их из Советских учреждений, в большинстве из них по-прежнему находились.

В октябре 1918 года Юрьевские власти отказали старосте Покровской церкви Николаю Андреевичу Орлову в разрешении на совершение крестного хода, который всегда традиционно совершался в престольный праздник Покрова изо всех церквей города в Покровскую. Ссылаясь на декрет об отделении церкви, они утверждали, что «всякия религиозныя церемонии вне стен церкви не могут быть допущены».

В Церковно-приходской летописи Георгиевского Собора настоятель протоиерей Александр Знаменский весьма подробно описывает первые послереволюционные годы. «Многие из буржуазии, в том числе и из духовенства, призывались к принудительным работам: рытью примерных окопов, перевозке тяжестей взамен лошадей (перевозка двигателя, паровика для станции электрического освещения), к обслуживанию войсковых лошадей в конюшнях, мытью полов и чистке белья военнослужащих (сестрами из женского монастыря). Все газеты, кроме Советских, были запрещены. Даже духовные официальные повременные издания прекратили свой выход. К православной Церкви всюду проявлялось враждебное отношение. Над религиозными верованиями глумились на митингах. Преподавание Закона Божия из всех школ с низших до высших было изгнано. Самые иконы из школ, как из всех общественных учреждений был вынесены. В большинство православных праздников, особенно Богородичных, предписывалось производить работы…»

Страницы летописи Георгиевского собора

Бывший член Государственной Думы, отец Александр много лет был также городским благочинным, но собрание духовенства и мирян в сентябре 1917 года избрало на эту должность священника Введенско-Никольской церкви Митрофана Чижова. В 1922 году Знаменский, как писала впоследствии его жена, «заделался обновленцем, верующие были этим недовольны и большинство перестали посещать храм, отчего служба его была почти бездоходная».

протоиерей Александр Знаменский

В 1924 году Троицкий собор закрыли, в нем разместили электростанцию. 1 октября протоиерей Знаменский вышел за штат, жил с женой на иждивении своих детей, а 8 марта 1931 года скончался.

Георгиевский собор до революции

Еще раньше собора, в 1923 году, ликвидировали, как и во всей Владимирской губернии, Юрьевские монастыри – мужской Михаило-Архангельский и женский Петропавловский.

г. Юрьев-Польский Михаило-Архангельский монастырь

В 1930 году в г. Юрьеве-Польском были закрыты Воскресенская, Никольская и кладбищенская Вознесенская церкви.

После революции многие священники вынужденно меняют место своего служения. Так, например, с 16 апреля 1919 года в Покровскую церковь г. Юрьева был переведен служивший ранее более полувека в селе Петровском на Уводи Ковровского уезда протоиерей Михаил Григорьевич Златоустов.

протоиерей Михаил Златоустов

В 1918 году в домовой церкви городской тюрьмы служил заштатный священник с. Калмани Федор Григорьевич Доброхотов (до священства он был диаконом Христорождественской городской церкви). Из-за проблем с продовольствием перешел из городского собора на приход в село священник Сергий Васильевич Успенский.

священник Сергий Успенский

Возвращаются на приходы с фронта после революции полковые священники. Так в Юрьеве оказывается уроженец с. Флорищ, уже весьма пожилой, 1847 года рождения, перенесший ранение и плен протоиерей Сергий Иеронимович Валединский.

Появляются в начале 1920-х годов в Юрьеве также священники из западных епархий – Илья Александрович Галежа из Гродненской и беженец Иоанн Николаевич Блыскош из Варшавской.

В связи с закрытием храмов многие священники не имеют места службы, и, не отказываясь от сана, совершая по возможности требы на дому, они числятся в советских документах «бывшими попами».

В самые тяжелые годы гонений на Церковь в Юрьеве-Польском вновь (после 1920 года) появляется свой архиерей. С начала 1931 года до 1938 года им был епископ Хрисогон (Ивановский). Владыка жил очень скромно, часто служил иерейским чином. В 1932-33 годах хором Космодамиановской церкви управлял ссыльный протоиерей Зосима Трубачёв. Сын его, будущий церковный композитор Сергий Трубачев в летнее время пел на клиросе вместе со старыми монахинями Петропавловского городского монастыря и выполнял обязанности иподиакона, так как своих иподиаконов у Владыки Хрисогона не было. Долгое время не было и помощников в делопроизводстве, и все документы епископ писал сам. К 1934 году Секретарем Владыки стал прот. Алексий Зяблицкий, к 1938 г. перешедший на служение в Гусевский район, где был репрессирован.

Анкета, написанная рукой епископа Хрисогона

Владыка много ездил по епархии – по Юрьев-Польскому, Александровскому, даже Переславскому районам, где встречался со священниками и мирянами. Стараниями епископа Хрисогона многие из уклонившихся в обновленческий раскол священники принесли покаяние и вернулись на служение в так называемую «тихоновскую», «старо-церковную» церковь. Одним из них был протоиерей Митрофан Чижов († 1945), ставший верным помощником Владыки. 30 марта 1937 г. епископ Хрисогон был назначен временно управляющим Ивановской митрополией (включавшей и Юрьев-Польский район) и переехал в город Иваново. 8 января 1938 года его арестовали, а 8 февраля того же года расстреляли.

Город Юрьев-Польский в 1920-30 гг. избирают для жительства многие ссыльные священники и миряне – «активные церковники».  Всех их также сразу вносят в списки лишенных прав. Кто-то из них задерживается в городе ненадолго. Например, московский священник Леонид Воскресенский переходит служить в село Малое Лучинское; Санкт-петербургский протоиерей, профессор Духовной Академии Николай Рудинский вскоре переезжает в Кольчугино, где его в 1937 г. арестовали и расстреляли. А вот архимандрит Сергий (Озеров), поселившийся в Юрьеве в качестве ссыльного в 1931 году, прожил в нем до своего последнего ареста. В 1937 г. он был объявлен главой антисоветской группы монашества и церковников — контрреволюционного «братства» послушников бывшего Уссурийского монастыря. Кроме монахов в это «братство» включили также 2-х монахинь, одной из которых была Магдалина (Рассказчикова), из насельниц Петропавловского монастыря.

К началу 1930-х годов около 40 монахинь закрытого Петропавловского монастыря во главе с игуменией Евлампией (Ильинской) числились лишенными прав по городу Юрьеву-Польскому.

В 2005 году были опубликованы замечательные воспоминания диакона Сергия Трубачева, лично знавшего и почитавшего архимандрита Сергия вместе со своим отцом священником Зосимой, бывшим также ссыльным в Юрьеве-Польском с 1932 по 1934 год и управлявшим хором Космодамианской церкви.

Священомученик Зосима Трубачев с матерью

Отец Сергий жил в большой бедности в небольшом домике на тихой улочке за собором, лишившись права на продовольственную карточку. Помогали многочисленные духовные чада и почитатели. Братия бывшей Уссурийской обители старались устроиться для священнослужения недалеко от своего старца – в Ивановской и Ярославской областях. В январе 1937 года в Юрьев-Польский приехал близкий духовный друг архимандрита – игумен Герман, для пострижения в схиму. На фотографии из архива Трубачёвых мы видим их при этой встрече. Самоотверженно служила отцу Сергию во все годы гонений София Александровна Шарова. 8 марта 1937 архимандрит Сергий (Озеров) снова был арестован. В числе обвинений против него было то, что он создал в Юрьеве-Польском нелегальное монашеское «братство», тайно постригал в монашество, организовал нелегальную кассу, в которую отчислялись взносы из «братских кружек». Обвиняли и в том, что он в 1935 году имел у себя дома встречу с епископом [Афанасием] Сахаровым. Эту встречу довольно подробно описывала при допросе монахиня Магдалина.

Епископ Афанасий (Сахаров)

В тюрьме Юрьева-Польского содержались в заключении также священнослужители из ближайших районов – Кольчугинского, Гаврилово-Посадского района Ивановской области (1937 год – протоиереи Иван Иванович Крылов и Николай Евгеньевич Бухарин и монахини из Гаврилова Посада, свящ. Владимир Алексеевич Давыдов из с. Гончарово и другие).

Практически каждой из городских церквей были репрессированы священнослужители.

В Воскресенской церкви:  с августа 1916 года по (примерно) 1920 год служил священник Дмитрий Дубровин, выпускник МДА. В 1937 году был арестован в Вязниках и расстрелян.

священник Димитрий Дубровин с женой

До 1928 года служил в Воскресенской церкви преподобномученик архимандрит Маврикий (Полетаев). Затем он был выслан, жил в Загорске, где его арестовали последний раз. Но Юрьев-Польский он посещал неоднократно, останавливаясь у прихожанки Титовой. Вместе с отцом Маврикием в Воскресенском соборе служил в те же годы зосимовский иеромонах Тимолай (Никишин), который 1.11.1937 г. был расстрелян в г. Горьком. В 1930 г. храм был закрыт, как и Никольская и кладбищенская церкви.

К 1936-37 годам в Юрьеве-Польском оставалось 2 действующих храма.

Христорождественская/ Космодамианская церковь стала последним местом служения иеромонаха Троице-Сергиевой Лавры Леонида (Потемина), который служил здесь с 1936 по 1938 год, был приговорен к 5 годам ИТЛ и скончался в заключении в январе 1942 года.

Священник Владимир Богословский с женой

Его сменил у престола в марте 1938 года почти 25 лет служивший до того в Александровском районе протоиерей Владимир Алексеевич Богословский Уже через полгода, в августе он был арестован, приговорен к 8 годам заключения, а в ноябре 1941 года умер в Юрьевецкой колонии. Сегодня на наших чтениях присутствует внук протоиерея Владимира — Сергей Данилович Княжев, в семье которого сохранились фотографии отца Владимира с матушкой Анной Евгеньевной, а также последняя фотография священника, сделанная в Кишнешемской колонии.

Протоиерей Владимир Богословский

Покровская церковь в 1920-1930-г. была обновленческой. Почти год, с 30 сентября 1924 года по августа 1925 г. у юрьевских обновленцев был даже свой «епископ Юрьевский» – Алексий Покровский. Настоятели Покровской церкви были благочинными обновленческих церквей района. Священников-обновленцев тоже репрессировали.  В 1936 г. был арестован и приговорен к 5 годам лишения свободы священник Алексей Михайлович Дмитревский.

Страница следственного дела обновленцев Воронцова, Дмитревского и Благовещенского

В 1937 г. – сменивший его протоиерей Анатолий Семенович Паровиков, получивший 10 лет лагерей,  а затем, в 1948 году, еще 7 лет. Вернувшись к 1954 году в Юрьев-Польский, он был принят во Владимирскую епархию и служил в селе Давыдово Камешковского района, где весьма почитался прихожанами, в том числе и за пережитые гонения.

Протоиерей Анатолий Паровиков

Не так давно стало известно о скончавшемся в Юрьеве-Польском 7 мая 1941 года священнике Николае Петровиче Клиентове (р.17.02.1881 г.). В последнем письме сыну он пишет, что не служит уже 2 месяца, сильно болеет. Хотел бы попить чая и с хлебом, но приходится заваривать какой-то торф, и от плохой пищи кружится голова.

С арестом священников в 1937 году прекратились богослужения во всех храмах.

С 1946 года верующие Юрьева-Польского стали добиваться открытия Космодамианской и Рождественской церквей. Собрав подписи, они отправляли заявления, сами ездили к Уполномоченному по делам РПЦ, но все безуспешно. Позже, в 1952 году, заручившись ходатайством епископа Онисима (Фестинатова), стали ходатайствовать об открытии Георгиевского собора, который в то время освобождался от электростанции. И все же, даже аргументы, что городу 880 лет, что в нем нет ни одной действующей церкви, не помогли. Но просители не отступали, настойчиво посылали своих ходоков во Владимир, и посылали угрожающие заявления: «группа верующих возмущена о Вашем неответе на наши заявления и собирается вся группа верующих лично выехать к Вам в обком партии». Храм не открывали, но верующие не отступали. Уполномоченный в 1957 году жаловался, что «ходатайствуют одни и те же люди на протяжении ряда лет, обращаются по несколько раз в Совет Министров ССР, Верховный Совет ССР и Совет по делам РПЦ», что это «в большинстве люди не занимающиеся общественно-полезным трудом, в прошлом часть из них была репрессирована и административно высылалась». В открытии храма Облисполком отказывал.

Троицкий собор 1930-е

В 1957-1959 годах Уполномоченный докладывал, что в Юрьеве-Польском систематически (в воскресные и праздничные дни) проходят нелегальные молитвенные собрания, причем «вредное влияние на население оказывают некоторые монашествующие элементы», пользующиеся тем, что там нет действующей церкви. «Монахиня Прасковья Боровик и некая Мария (фамилия ее неизвестна) у себя на дому устраивают всенощные и обедни, освящают куличи в пасхальные праздники и совершают прочие служения. На них даже официально жалуется архиепископу местное духовенство, находя в их  действиях «нарушение канонов церкви». Литургию, конечно же, они не служили, просто читали и пели то, что доступно мирянам. Как собирались после закрытия храмов во многих селах матушки арестованных священников, монахини и мирянки для совместной молитвы. Автором этих жалоб был священник из с. Нового Михаил Вознесенский, который писал, что монахини «служат обедни и всенощные». Отец Михаил жил потом здесь в Юрьеве-Польском, а скончался архимандритом в Латвии.

В послевоенные годы в Юрьеве-Польском жили заштатные пожилые священники. Например, игумен Дорофей (Смирнов), в схиме Емилиан. Постриженик Зосимовой пустыни, после закрытия церкви в 1940 году он снял рясу и вел соблазнительный для прихожан образ жизни, но в 1946 году вернулся к служению, был настоятелем церкви в селе Новом. По болезни выйдя за штат, батюшка жил в городе Юрьеве-Польском, с нетерпением ожидая приезда к нему для исповеди и причастия священника из Нового села.

Игумен Досифей (Смирнов)

Этим священником был приезжавший для посещения своих многочисленных духовных чад игумен Максим (в схиме Гедеон, Абрамов). Здесь же, на городском кладбище, схиархимандрит Гедеон был похоронен в 1993 году.

Игумен Максим (Абрамов)

В заключение хочется вернуться с тем словам, которые были в 1918 году написаны юрьевским священником Димитрием Сахаровым, надеявшимся, что «не угасла и не угаснет среди русских людей вера, она спасет святую Русь, как спасла ее 300 лет тому назад».

Аудиозапись

Источники:

Владимирские епархиальные ведомости (ВЕВ) 1918 год № 3 л.21

ВЕВ 1918 год № 15-16 с.111

ВЕВ 1919 год № 2 с.27

ГАВО Р-367 оп. 1 д. 34 Дело об отделении церкви от государства окт-дек 1918 года. Л. 6, 17-18. ГАРФ ф. Р-6199 оп.1 Д.174 Кварт. инф. Отчет Уполномоченного Совета по делам РПЦ по Владимирской области за 1947 год. л. 113.

ГАРФ ф. Р-6991 оп.1 Дело 889 за 1952 год. Л. 49, 55, 67.

ГАРФ ф. Р-6991 оп.1 Дело 1024 Отчетно-информационные доклады и другая переписка по вопросам церкви Уполн-го Совета по Владимирской области.  Янв – 2 декабря 1953 года, на 69 лл. Л, 27, 55.

ГАРФ ф.Р-6991 оп.1 д.130 Отчетно-информационных докладов и другой переписки по вопросам церкви Уполномоченного Совета по Владимирской области. 8 янв -9 ноября 1954 г., на 51 лл. Л. 6.

ГАРФ Ф. Р-6991 оп.1 д. 1240 Отчетно-информационные доклады и другая переписка по вопросам церкви, Уполномоченного Совета по Владимирской области, 10 января – 17 ноября 1955 г, на 57 лл. Л, 8-9.

ГАРФ ф.Р-6991 оп.1 Отч-инф. доклады и другой переписки по вопросам церкви Уполномоченного Совета по Владимирской области 22 янв – 29 ноября 1957 г, на 53 лл. Л. 46.

ГАРФ ф.Р-6991 оп. 1 Дело 1555 6 янв-25 авг 1958г, на 40 лл. Л, 8.

ГАРФ ф. Р-6991 оп.1 Дело 1660 Отчетно-инфоромац. доклады и др. переписка по вопросам церкви Уполномоченного Совета по Владимир. обл., 10 января – 13 мая 1959 г, на 25 лл. Л. 12.

ГАРФ ф. Р-6991 оп. 1 д. 1758 Отчетно-информац докладов и др.переписки по вопросам церкви Уполномоченного Совета по Владимирской обл., 3 февраля —  31 августа 1960 г, на 18 л. Л. 4.

Юрьев-Польский историко-архитектурный музей. Церковно-приходская летопись Георгиевского Собора с 1868 по 1918 год.

Ершов А.Л. Церковь на земле Владимирской в 1930-е годы. — Владимир: Калейдоскоп, 2011. – 322 с.

Архив УФСБ по Ивановской обл. Д. 9974-П.

Личные дела священнослужителей в архиве Владимирской митрополии.

[1] Слово «анархии» цензурой было вычеркнуто

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.